ВЛАДИМИР БИРЮКОВ: МОЖЕТ В ЭТОЙ ЖИЗНИ Я НЕ ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ ЖУРНАЛИСТ, НО ХОРОШИЙ АВТОР?

Самые лучшие истории рассказываются за чашкой кофе, а самые лучшие интервью, получаются, когда люди открыты и интересны. Вова именно такой, добрый, открытый и харизматичный. Я бы назвала его автором, сам же он называет себя журналистом. Сегодня мы пообщаемся с автором книги «История (не)известного журналиста» — Владимиром Бирюковым.

Сейчас моя книга путешествует больше чем я

Какой был самый запоминающийся момент в написании книги?

Сам процесс создания книги был крутой. Редактировали несколько раз, сначала отправили в печать, потом вернули, потому что я ее перечитал и нашел кучу ошибок. Я кайфонул именно от этого. Ну, и адаптация книги была интересной, поднимал архивы, переслушивал интервью. Пытался понять, проанализировать. Думал: как же я мог задавать такие вопросы, какой кошмар. Ну, все равно пытался все оставить, как было, просто старался выбрать самое интересное из интервью. В каждой истории оставив по 8-10 вопросов. Дальше все пошло само собой и сейчас, я вижу, как книга живет своей жизнью.

А как ты хотел, чтобы было?

Вот так и хотел. Но, честно, я как-то недооценивал себя и весь этот процесс. Думал, придет на презентацию два человека (ред. зал был настолько заполнен, что многие сидели на полу или стояли в проходе). Думал, книги не окупятся и мне еще придется заплатить неустойку. Потом я сам буду расстроен, что решился на это. А в итоге все случилось с точностью наоборот. Книга почти sold out. Она путешествует по всему миру. Сан-Франциско, Новая Зеландия, Польша, Германия, Филадельфия мне отовсюду скидывают фото. Даже появилась мысль, что она путешествует больше чем я (смеется).

Когда начинал писать были же ожидания какие-то?

Конечно. Но, я начинал ее писать несколько раз. Начинал, останавливался, потом снова начинал. Был момент, когда я не хотел продолжать вообще. А потом понимал, что если уже взялся, нужно идти до конца. Понравится это людям или нет, увижу только по итогу. Но, потом произошли две истории, которые я описал в начале книги и именно они заставили меня таки закончить начатое. (ред. истории вы можете прочитать в книге)

А когда появились первые написанные истории?

Первые мои истории записали студенты. Я читал несколько лекций в университете, где как раз рассказывал разного рода истории из жизни журналиста. Студенты их записывали и выкладывали прям диалогом в социальные сети. Я даже скринил себе на память. И вот тогда впервые подумал, что может, стоит написать все это самому, что ж они мучаются, записывают. Ну и кто-то забирает мой хлеб (смеется). У меня была задача сделать это так, чтобы было интересно не только для журналиста, но и для обычного человека.

А вообще ты как журналист готовишься к интервью?

Когда-то готовился. Сейчас мне кажется интереснее эффект неожиданности. Потому что, когда ты готовишься, ты ожидаешь какого-то результата. Готовится, конечно же, нужно. Ведь важно элементарно знать факты из жизни человека. Но не писать вопросы, которые ты просто будешь задавать один за другим, даже не вслушиваясь в ответы. Намного круче будет, когда ты неожиданно задашь вопрос, и разговор может пойти абсолютно в другое русло. И ты сам кайфонеш от работы и материал будет круче. Ты сможешь услышать новые истории эксклюзивные интересные, а не получишь шаблонные ответы, на шаблонные вопросы. Когда ты общаешься с человеком важно всегда ставить себя на его место. Да возможно ты задашь вопросы, которые ему не задавали, но по сути своей они все похожи и человек уже отвечает на них по сотому кругу. И интервью получаются более шаблонными, да они качественные, но в них нет эксклюзивности. Как я говорю, интервью с привкусом «где-то уже это было». А когда ты пишешь интервью, и оно уходит в другое русло,  то получается очень круто. Последнее такое было, когда мы писали с Андреем Михайловичем Данилко на Национальном отборе на Евровидение. Когда мне приготовили ряд вопросов, плюс я написал свои. Но, Андрей Михайлович подошел, взял этот талмут и выкинул в мусорник со словами: «ну ты же профи, так что давай просто выпьем кофейку и пообщаемся».  И все получилось очень хорошо! Да, были в моей жизни и интервью, где нужно было отправить вопросы заранее, к примеру с Britney Spears. Но это тоже прикольно, ты не успеваешь задать вопрос, как уже слышишь ответ. И в голове мысль: «класс, как круто подготовились». Правда, это очень глупо смотрится.

Были ли в твоей жизни интервью, когда ты задал сотню вопросов, но понимаешь что этот материал вообще неинтересен?

Да, было несколько, где артист просто отвечал – да, нет, не знаю.  Таким, было интервью с Юлией Волковой, о котором я как раз писал в книге. Это было жесть, мы 28 вопросов записали за три минуты, и в какой-то момент я понял, что мне ее нужно чем-то зацепить. И я решил поговорить о порнухе и о том, что она много оголяется в кадре, и тут ее как понесло, мы смогли записать интервью на 40 минут. Всегда нужно искать подход к человеку, нужно понят, что он или боится что-то сказать, или не знает как правильно и корректно ответить, а твоя задача вывести его из зоны комфорта и расположить к себе. Ну, или наоборот вызвать негативную эмоцию.

Я не завожу дружбу с артистами

Были ли неловкие ситуации на интервью?

Наверное, таких чтобы неловких и не было. Есть плюс, я не завожу дружбу с артистами. Потому что если ты с артистами дружишь, то много про них знаешь и когда ты начинаешь писать интервью у тебя одна мысль, хоть бы ничего такого не ляпнуть. А ты ж этой певице волосы держал, когда было плохо, или вы вместе отдыхали и кто-то напился.  В общем, ты много чего знаешь и понимаешь, что по журналистской этике нельзя такого делать. Поэтому, я стараюсь с артистами держать дистанцию, для того, чтобы не было вот таких неловких моментов. У меня случился такой момент на национальном отборе. Все знают меня как доброго журналиста и думали, что я буду задавать вопросы о музыке и творчестве, но у меня были другие задачи поставленные редактором. И когда я задавал что-то каверзное, у них первое время был белый шум в голове, они не понимали, как я могу такое спрашивать. Ко мне менеджеры подбегали, с вопросами, что со мной случилось. Но ребята, это другой проект, это СТБ и здесь другие задачи. И вот тут были неловкости.

Были ли какие-то шуточки от артистов?

Артисты, которые приходят на интервью, они бояться. Они очень осторожничают, и стараются ничего лишнего не ляпнуть. В мою сторону шуток не было. Но были, моменты, когда я тупил. Был случай, когда я так устал, что умудрился два раза задать один и тот же вопрос притом подряд. А еще бывало, что путал какие-то факты. Но мой самый большой страх это перепутать имя.

Кем ты на сегодня себя больше ощущаешь автором, ведущим или журналистом?

Я не люблю регалии. Вот как объявляют Заслуженный артист, Народный призер чего-то. Да Господи, ты человек в первую очередь. Мне, кажется, какие бы там не добавлялись теле-, видео-, радио ведущий, автор, я всегда в первую очередь журналист. Потому что, мне кажется, журналист может все. Он всеяден, вездесущий, он все везде успевает. Вот самому мне комфортнее – журналист, но пишут по-разному. Может это и прикольно… Когда меня даже назвали «громадський діяч», думаю, отлично я прям передовой, вперед планеты всей (смеется). Когда говорят журналист, есть какая-то загадка. Сразу в голове масса вопросов, кто и что он делает.

Хотел бы, чтобы на первый план вышло автор, а еще лучше автор бестселлера?

Конечно, хотелось бы. Но, честно говоря, я изначально даже не думал об этом. Я очень не люблю навязывать людям свое мнение. А книга это своего рода навязывание и посыл: делай как я.

Украинский шоу-бизнес приторный, а журналистика ленивая.

Но, как журналист ты, же тоже навязываешь свое мнение?

Да. Но, это работа. А книга – моя отдушина и поиск себя. Потому что, может в этой жизни я журналист не очень, а автор хороший. Никто не знает, пока не попробует. Я попробовал, и как мне кажется, все получилось. Многие просят вторую книгу. Плюс часто мне задавали вопросы о том, почему в книге нет историй с украинскими артистами. Но, вот как-то сложилось, что этих историй и нет, да интервью много, но не более того.

А у тебя нет такого ощущения, что наш шоу-бизнес насколько повязан, что журналисты, чтобы не испортить отношения вообще редко задают откровенные вопросы?

Да, я с тобой абсолютно согласен. У нас все друг с другом дружат. У нас шоу-бизнес приторный. Все и всё знают. Поэтому у нас или все хорошо должно быть или кто-то развелся. У нас нет почвы для интриг, нет папарацци, которые бегают и пытаются тебя снять в трусах или в кустах (смеется). Это было, но давно. Сейчас ленивая журналистика, из серии напиши пост, а мы сделаем копирайт. Может я не прав, но мне кажется именно так. И самое странное, что на рынке СНГ Украина в музыкальном направлении является флагманом. Но у нас все это так странно работает. Ты понимаешь насколько этот шоу-бизнес маленький, ты постоянно видишь одних и тех же людей. Если кто-то запрыгнул в этот котел, то вариться уже в нем, новых лиц появляется очень мало. А новеньких еще часто и выживают, я это наблюдаю особенно среди пиарщиков. Оно не совсем так должно работать, ведь с новой подачей появляется развитие. Не нужно чтобы у нас стало как в РФ. Сейчас соседи смотрят на нас, на наших артистов, которые задают тренды – Макс Барских, The Hardkiss, Злата Огневич, та же Оля Полякова. И я вижу пиар-команды, которые и рады были бы закидывать острые истории, но журналисты этого просто не видят. И даже те сенсации, которые прямо на поверхности о них не пишут, потому что не хотят ссориться. Наверное, поэтому я очень люблю работать на красной дорожке Евровидения, там ты подходишь к любой мировой звезде и задаешь любой вопрос, и ты получаешь реально интересное шоу. На сегодня, единственный выход развивать себя как журналиста, ездить за границу и писать интервью там.

С кем из украинских артистов ты бы хотел сделать большое интервью?

Мне очень хотелось бы сделать интервью с The Hardkiss,  у них насколько интересная и уникальная история. Продюсер и журналистка встречаются и создают уникальные интересные коллаборации, работают вместе, создают коллектив. Хотелось бы узнать их внутреннюю кухню. Как девушке работается в команде таких мужиков? Но, к сожалению, у меня в кадре они всегда появлялись всего на несколько комментариев. И всегда после общения с ними у меня оставалось ощущения, что вот не хватило, не до смаковал. А еще у меня как раз есть смешная история, связанная с ребятами. У нас был спор с другом, нужно было угадать украинская группа или нет, я сказал нет и проиграл. Пришлось прожить неделю на 114 грн.

А есть те, кто не в топе, но ты знаешь, что это реально крутые ребята и мог бы получиться хороший материал?

Это в основном андеграундные артисты. Во время работы на Просто радио, к нам приходило много артистов, которые реально должны завоевывать аудиторию и масштабироваться. К примеру, Brunettes Shoot Blondes, Latexfauna, Alina Pash, TVORCHI, Aloise. Это музыкальное движение, которое идет в разрыв шаблонов, да они пытаются быть форматными, чтобы попадать на телик. Но это те, кому действительно есть что сказать.

Так мы медленно перешли к музыке, и у меня вопрос о виниле. Почему ты отдаешь предпочтение пластинкам, а не современному звучанию?

Это личная история. Раньше я всегда слушал на телефоне. Было это когда уже начал писать книгу, я ее посвятил своей бабушке. Она долго жила в Германии, Польше. И это тот человек с которым я мог попить пивко, и это было очень классно. Бабушки не стало и в момент, когда нужно было раздавать вещи, я нашел коробку со старым виниловым проигрывателем. И я решил, что это единственно, что я хочу забрать себе. Он в коробке пролежал 40 лет. С проигрывателем взял пластинки – Луи Армстронг и еще несколько. Когда я распаковал его, поставил пластинку, включил, и он заработал, я был очарован, этот скрежет и особенный звук меня поразили. С тех пор у меня есть правило, в каждой поездке я должен купить пластинку, но потратить на нее не больше 5 евро. Если она стоит дороже, то я должен уговорить продавца сделать мне скидку. Пока что получалось. Так я подсадил на винил друзей в инстаграме, мне на праздники и дни рождения начали дарить винилы. А тут недавно мне написал один знакомый, что не может слушать, как мой проигрыватель царапает пластинки с предложением подарить мне свой, так как он сейчас себе заказал новый, а этот как память готов отдать. И так у меня появился проигрыватель с новенькой иглой и все, теперь я слушаю в основном музыку только так.

Вернемся к книге, скажи, когда появиться электронная версия и аудиокнига и появиться ли вообще?

В электронке выпустить не сложно, нужно просто адаптировать ее, хотелось бы это сделать к первой годовщине книги. Я в этом плане профан, особенно, что касается маркетинга. Профан в менеджменте. Но, когда ты пишешь книгу, вся ответственность и все задачи на тебе. Я в начале думал, может только электронную выпустить. Но, я любитель old school. Электронная, это как-то бездушно и не тот эффект. А вот над аудио думаю сейчас. Я сам хочу начитать, чтобы было именно голосом автора. Важно вложить в слова правильную эмоцию. А еще хочу заняться адаптацией для других стран.

И в конце нашего интервью, я предлагаю тебе ответить на несколько вопросов из твоих личных интервью напечатанных в книге.

Каково персонажа ты бы никогда не сыграл?

Мне кажется, я бы никогда не сыграл злого человека. Хотя говорят, что добряки очень легко трансформируются как раз в плохих персонажей. Но, мне кажется, вот именно злого, у меня бы не вышло, подлого да (смеется). Я даже никогда не злюсь, это не рациональная трата времени и своей энергии.

Ты прибегаешь к молитве, вере или каким-либо ритуалам в своей жизни?

Нет. Единственное, что я книги клал под подушку перед экзаменом. И тогда проснувшись с вывернутой шеей, я понял, что это не помогает, если не знаешь, то и знать не будешь, но еще и увечья себе наносишь.

Что для тебя значит «аэропорт» как место?

Дом. Мне кажется, я очень камерный человек. Вот дом – это моя крепость. Я как только переступаю через порог меня тяжело куда-либо вытащить, любыми звонками, заманухами, тусовками. Это не про меня. А аэропорт это особое место, там есть момент свободы. С одной стороны это буферная зона и меня ждет какая-то работа. Но в данный момент мне все равно. Это космическая какая-то связь, необъяснимая для меня. Здесь ты встречаешь много людей, здесь случается много интересных встреч и невероятных историй. Главное не смотреть в телефон, а оглядываться по сторонам.

Фото: Оля Брагида, личный архив

 

Yuliya Yarmarkina
Yuliya Yarmarkina

Chief Editor

No Comments Yet

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>